Герой дня. Николай Фадеевич Марков

7 января 1943 г. старший сержант Николай Фадеевич Марков совершил подвиг, который воины-танкисты называют уникальным, но за который он так и не получил свою награду – звезду Героя Советского Союза…

Николай Фадеевич прожил большую и многотрудную жизнь. Родился он в деревне Городище Кирилловского района Вологодской области в бедняцкой семье, в 1904 году. Отец умер в 1917-м, на попечении матери осталось шестеро малышей. Колю и старшего брата определили в Кирилловский мужской монастырь, где он жил с монахами три года. Но подошло время идти в школу, и его отправили домой к матери. Жили впроголодь, в избе холодно, топить нечем. Начальная школа была в трех километрах, а Коле и надеть нечего. Так в драном зипунишке и отправился в школу. Окончил обучение с трудом. Каждое лето пас коров, зарабатывая этим два пуда зерна. Освоил все сельскохозяйственные работы, умел косить, жать, молотить, косы отбивать... Этим и кормился.

Но надо было учиться дальше. В Горицах в помещении бывшего женского монастыря открыли школу колхозной молодежи. Бедняков одевали, кормили и учили. Через три года получил неполное среднее образование и ряд специальностей. Направили работать секретарем в Мигачевский сельсовет. Николай принимал участие в коллективизации. Через какое-то время Николай поступил в школу судовых механиков, что на берегу Онежского озера, учился три года. Затем работал на озерных судах сначала помощником, а через два года механиком.

Фото. Николай Марков — судовой механик. 1934 г.

На действительную службу взяли в 1937 году, обучение проходил на «Авроре». После службы на флоте дома побыть пришлось недолго — началась Великая Отечественная. Марков тогда работал в Череповце на речных судах. Призвали 4 июля 1941 года. Обучение новобранцы проходили в Кущубе в 34-м стрелковом полку. Через три месяца обучения их обмундировали во все новое, выдали автоматы и направили к Москве. Шел сентябрь сорок первого года…

Был сформирован Вологодский батальон стрелков-автоматчиков. Бой под Тулой стал для Маркова первым. От этого подмосковного города он прошел с боями 400 км, воевал 75 дней и ночей. После Ясной Поляны погнали врага дальше. Неделю освобождали город Ефремов. На подходах к Белоруссии сержант Марков был уже заместителем командира взвода. Неоднократно приходилось схватываться врукопашную. В бою получил ранение в ногу, попал в госпиталь.

К ним в палату наведывались вербовщики из различных соединений. К Маркову подошел капитан. Узнав, что тот механик, забрал Николая в танковые войска. Через несколько дней он оказался в Ульяновске в танковом училище. Учился три месяца на механика-водителя танка Т-34. Понятно, что занятия проходили в ускоренном порядке. В Горьком получили новые танки, по железной дороге их механизированный корпус (195 танков) направился на Сталинградский фронт.
Прибыли под Сталинград, остановились в поселке Михайловка. Бой при взятии поселка Зета был очень тяжелый. С этого места наши войска перешли в наступление. Корпус был передан 2-й армии под командованием Малиновского, корпусом командовал Богданов. Бой 7 января 1943 года на рубеже города Зимовники в 120 км от Сталинграда для Николая Фадеевича стал последним.

В Зимовниках находилась 17-я дивизия СС, а это войска, которые снабжались лучшим оружием и были фанатично преданы фашизму. Зимовники было приказано взять любой ценой, не считаясь ни с чем, так как это было важное стратегическое направление - на Северный Кавказ. К тому времени Николай Фадеевич был уже членом компартии, приняли его перед боем.
Из воспоминаний ветерана: «Утром началась артподготовка. По ее завершении пустили танки. Против нас впервые выступили фашистские «тигры». Их вес 56 тонн, броня 100 мм, а вот скорость всего 30 км/ч. Вес Т-34 — 28 тонн, броня 45 мм, скорость 60 км/ч. Мы не дрогнули, не сбавили хода, не повернули назад. Нам нужна была победа. Началось сближение танков, кругом все горело. Вижу, один немецкий танк прет прямо на нас — знает, что его просто так не возьмешь, силы у нас неравные. И как-то само пришло решение: идти на таран, срубить ему гусеницу. Посоветовался с командиром. Расстояние между танками сокращалось. Я знал, что в лоб нам с «тигром» не справиться. Оставалось метров 15. Собрался с духом и пошел на таран. Командир развернул башню пушкой назад. Несколько манипуляций рычагами — и, смотрю, «тигр» подался в сторону. На полном ходу я ударил ему в бок и тут же потерял сознание. Когда очнулся, увидел, что «немец» накренился, гусеница расползлась по земле. Не сразу, но наш двигатель завелся. В голове гудело, левая рука не действовала, оказалась перебита... Отошли назад, видим — из подбитого танка выскакивают гитлеровцы. Командир скосил всех их из пулемета. Немецкая танковая атака захлебнулась...»

Этот бой, действительно, для Маркова был последним. Как выяснилось позднее, он первым своей «тридцатьчетверкой» таранил «тигр» и вышел победителем. Он еще какое-то время управлял танком одной рукой, раздавил немецкую пушку. А потом прогремел взрыв... И Марков оказался на земле, его завалило грунтом. Увезли сначала в полевой госпиталь, а затем в стационарный, в город Кузнецк на Урале. Там пролежал семь месяцев. Левую ногу хотели ампутировать, но он не согласился, буквально на костылях сбежал с операционного стола. И ведь сохранил ногу. Осколок удалили позднее.
Уволился по состоянию здоровья. Приехал в Череповец, на работу никуда не брали. Вернулся в Кириллов, стал работать военруком в школе, ходил с палочкой. В 1946 году Маркова демобилизовали, работал в Череповце на судоремонтном заводе, в кислородном производстве металлургического комбината.

Как выяснилось позднее, в том бою погибли командир полка, начальник штаба, все документы сгорели в штабной машине. Николай Фадеевич по совету сотрудников военкомата начал посылать запросы. Из Центрального архива МО СССР пришел ответ: нет архивных документов по 6-му механизированному корпусу. Надо заметить, что из скромности Марков не особенно настойчиво хлопотал о себе.

Позднее делом Маркова занялся председатель совета ветеранов Виктор Голубев, который направлял ходатайства в различные организации, в том числе и в совет ветеранов танковой армии, в Комитет ветеранов войны СССР. Много лет прошло, прежде чем появилось свидетельство генерала Семенова, служившего в этом корпусе. Он подробно рассказал о подвиге Маркова, назвал его исключительно мужественным, геройским. Есть и официальный ответ из Москвы, где говорится: «вы законно и правомерно поднимаете вопрос о награждении правительственной наградой», но 6 июля 1965 года принято постановление ЦК КПСС — за подвиги в период Великой Отечественной войны военнослужащих не награждать.

Но надо знать характер людей, которые работали тогда в совете ветеранов нынешнего ОАО «Северсталь». Разве могла Валентина Михайловна Родина, которая возглавляла тогда клуб фронтовых друзей, смириться с такой несправедливостью? Вновь составлены ходатайства о награждении Маркова. Вскоре в Вологде прошел пленум областного совета ветеранов, в работе которого принимали участие первые лица области. Валентина Михайловна лично вела разговор о Маркове с губернатором Вячеславом Позгалевым, главой департамента труда и социального развития Евгением Артемовым. Однако помочь ветерану даже для главы области оказалось не так просто: статусы званий Героя Советского Союза, которое в то время уже не присуждалось, и Героя России различаются. Поскольку Марков не был награжден Звездой Героя в годы войны, сделать это спустя 60 лет оказалось практически невозможно.

На парадном пиджаке Николая Фадеевича были медали «За отвагу», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.», медаль Жукова, «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», ряд юбилейных наград. А вот награды за подвиг, совершенный 7 января 1943 года, он так и не дождался.

Николай Фадеевичтак он и ушел из жизни, не получив заслуженного звания Героя, хотя позднее звание Героя России было присуждено нескольким ветеранам за подвиги, совершенные в годы Великой Отечественной. Умер Николай Фадеевич 30 апреля 2007 г, так и оставшись героем без звезды Героя...