Герой дня. Отомар Ошкалн

12 апреля родился Отомар-Александр Петрович Ошкалн, или Ошкалнс — герой Великой Отечественной войны, один из организаторов и участников советского партизанского движения на территориях Латвии и Белоруссии в годы немецко-фашистской оккупации.

Родился Отомар в имении Кайвесмуйжа Скуйенской волости Латвии, в семье батрака. Тяжелым трудом отец мальчика выслужил для старшего сына право учиться — Отомару удалось окончить Цесненское реальное училище, позднее учился в Берзайской учительской семинарии, чтобы стать «педагогом-наставником младших классов мужской гимназии».

Революцию в России грамотный сын батрака принял, что называется, «на ура». В 1921 году — вступил в латвийский комсомол, а в 1925 году окончил Рижский педагогический институт. Работал по специальности — учителем в школе для мальчиков.

В годы независимости буржуазной Латвии на коммунистов и комсомольцев были гонения. В 1934 году Отомар был отстранен от работы в школе, и вскоре за тем — арестован по «политической» статье и приговорён к тюремному заключению. Выйдя из тюрьмы, вступил в Коммунистическую партию Латвии. При присоединении Латвии к СССР работал вторым секретарем Екабпилсского уездного комитета КП(б) Латвии.

В сорок первом году Отомар сразу же ушел на фронт, участвовал в оборонительных боях в Прибалтике, попал в окружение и больше месяца выходил к линии фронта.

В марте 1942 года Отомар окончил краткосрочные курсы средних командиров на Валдае, с 30 апреля 1942 года — комиссар отряда латвийских советских партизан «За Советскую Латвию» («Par Padomju Latviju»), действовавшего в составе 2-й Ленинградской партизанской бригады. Позднее — командир 3-й Латвийской партизанской бригады. Член Оперативной группы Центрального Комитета КП(б) Латвии.

Вспоминает ветеран войны, партизанский командир Вилис Самсонс (партизанский псевдоним бралис Дадзис — «братец Репей»):

— И вот в феврале 1942 года в дивизии — мы тогда стояли под Старой Руссой — появился Отомар Ошкалнс, мой коллега — учитель, тогда уже опытный партийный работник. Он набирал особо крепких и проверенных людей для организации партизанского движения на территории оккупированной Латвии. К тому времени уже набирало силу народное сопротивление в Риге, Лиепае, Аудрини, Лудзенском районе. Набралась группа порядка 80 человек, и с нею я — 22-летний Вилис Самсонс, отправился через фронт на родину — в тыл врага. На рубеже 1942-1943 годов был создан Особый латышский партизанский отряд, Отомар Ошкалнс был комиссаром. Партизаны действовали на территории восточных уездов Латвии.

Мы работали отрядами по 30-150 человек, разбросанными от Зилупе до Валки: взрывали железную дорогу, эшелоны (за год 130), которые шли на фронт в сторону Пскова, гарнизоны и штабы, карали предателей по решению народного трибунала. В марте-июле 1944-го были созданы 3 партизанские бригады, я был назначен командиром Первой латвийской партизанской бригады, в составе которой действовали 3000 человек. Имен партизан немцы не знали, хотя в отряд вливались многие местные жители, равно как и дезертирующие из полиции и немецкой армии сельчане. За голову «комиссара бандитской бригады» немцы обещали 10 тысяч рейхсмарок. Большие деньги — можно было приобрести неплохое хозяйство. Но никто не позарился на награду.

Жили мы в шалашах, покрытых лапами елей. Спали вдоль стен, посередине горел костер. Ноги грелись, а волосы иногда примерзали. У нас и оружия-то было мало. Часть людей из местных жителей, которые хотели воевать, мы оставили на легальном положении — они были проводниками, снабженцами, собирали продукты, организовывали выпечку хлеба. Сейчас нас обвиняют в бандитизме. Послушайте, что это был за бандитизм. Например, крестьянин, сын которого должен быть призван в немецкую армию, подает сигнал, что хочет направить сына к нам в лес — не воевать же на стороне поработителей! Наши ребята ночью идут к хозяину, тот передает сына, а вместе с ним — хлеб, крупу, горох и даже телку, чтобы сын и его друзья в отряде не голодали. А утром едет по нашим следам, чтобы их замести, — и бегом в волостное управление полиции с криком: «Приходили бандиты, забрали сына, увели скотину, унесли крупу!»...

Это спасало семью несостоявшегося призывника от расстрела. Начинается расследование, которое в 90 случаях из 100 оканчивается ничем — далеко в леса шуцманы забираться боялись. 10% «успеха следствия», которые остались — это когда партизанскую тропу полицаи все-таки найдут. А мы ее заминируем, если есть чем, засаду посадим, или хоть волчьих ям нароем — а сами уйдем в запасной лагерь! Но теперь некоторые историки на основании подобных случаев утверждают: население поддерживало рейх, доносило даже на собственных детей, если они уходили в партизаны... Бандиты! Это слово и теперь к нам применяет определенная категория людей".

В 1944 году Отомар — 1-й секретарь Рижского уездного комитета КП(б) Латвии, позднее — депутат Верховного Совета Латвийской ССР 2-го созыва. После окончания Великой Отечественной войны — на партийно-хозяйственной работе

Герой Советского Союза (28 июня 1945) — «за образцовое выполнение заданий командования в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в тылу противника и проявленные при этом отвагу и геройство». Награжден орденами Ленина, Отечественной войны II степени, медалями.

Похоронен герой на кладбище Райниса в Риге.