Морская слава России. Бой в Корейском проливе 1 августа 1904 года

...Наместник — Скрыдлову: «Артурская эскадра вышла в море, сражается с неприятелем. Вышлите крейсера в Корейский пролив».

Это — текст телеграммы, которую получил адмирал Скрыдлов во Владивостоке после выхода 28 июля 1904 порт-артурской эскадры на прорыв из осажденного города. Текст, содержащий один факт, один приказ и... океан неопределенности. Когда покинули Порт-Артур русские корабли? С какой скоростью? Состоялся ли прорыв с боем, и многим ли удалось прорваться? Каким путем потом эти прорвавшиеся решили пойти дальше? Ничего этого адмирал Скрыдлов не знал. Но, принимая во внимание, что в ставке адмирала Алексеева о выходе эскадры тоже стало известно не сразу, командующий рассчитал, что если Витгефту в бою будет сопутствовать удача, флот сможет воссоединиться не позднее середины дня 1 августа где-то севернее Цусимы.

Это самое «где-то» зависело от скорости кораблей и выглядело на карте в виде гигантского пятна — от острова Мацусима до параллели города Фузана...

Контр-адмирал Иессен получил от командования подробную инструкцию для своих крейсеров. Отныне главной задачей его отряда было «присоединение и помощь эскадре Витгефта».

Если бы на параллели Фузана встреча с артурцами не состоялась, дальше на юг крейсерам забираться не рекомендовалось, а после 15 часов I августа надлежало покинуть корейские воды и следовать в свой порт.

Насчет же вероятной встречи с неприятелем адмирал Скрыдлов был вполне конкретен: «Если около Фузана усмотрите эскадру адмирала Камимуры, то, не вступая с нею в бой, вы должны отвлекать ее на север в погоне за собой...»

Срочным порядком закончив послепоходный ремонт, в 5 часов утра 30 июля 1904 года Владивостокский отряд снялся с якорей. И сигнал флагманской «России» возвестил об уже состоявшемся выходе на бой артурской эскадры.

С надеждой на долгожданное воссоединение флота шли в этот день в поход русские моряки. Шли, еще ничего не зная о том, что адмирал Витгефт убит, а его корабли вернулись в Порт-Артур, за исключением тех немногих, которые смогли уйти от неприятеля и интернироваться в нейтральных базах...

Погода была практически штилевая. Видимость — великолепная. И три русских крейсера шли на юг курсом 196 градусов, в строе растянутого фронта с дистанцией между мателотами около 10 кабельтовых, чтобы не пропустить момент встречи. На ночь перестроились в компактный кильватер, а с рассветом вновь разошлись во фронт для поисков кораблей Витгефта.

Маленькую японскую шхуну, замеченную на параллели острова Мацусима, трогать не стали: Иессен запретил отвлекаться от основного задания призованием неприятельских судов.

В этот день у «России» произошла неисправность — в первом котельном отделении выбило клинкет паропровода, и четыре котла флагмана пришлось вывести из действия для ремонта. Адмиралу об аварии докладывать не стали, очевидно, в надежде вскоре исправить повреждение. Однако, в походный условиях быстро произвести необходимый ремонт не удалось.

Четыре котла из тридцати двух... «Недобор» пары узлов полного хода. Казалось бы, почти мелочь!.. Но если бы кто-нибудь мог предвидеть, чем обернется это на следующий день!

В 4 часа 30 минут «Россия», «Громобой» и «Рюрик» вышли на параллель Фузана. Здесь им надлежало держаться, пересекая курсами пролив, примерно до полудня.

Утро первого августа было мглистым, наплывал туман. Было около сорока минут пятого, когда нескольк