78 лет назад началась битва за Арктику

24.07.2020 г.

78 лет назад, вечером 27 июля 1942 года немецкая подводная лодка U-601, выйдя в надводное положение, расстреляла советскую полярную станцию Малые Кармакулы на западном побережье южного острова архипелага Новая Земля, уничтожив стоящий здесь гидросамолет. 1 августа она же торпедировала следовавший с грузом угля пароход «Крестьянин». Экипажу удалось спуститься на двух шлюпках, следом всплыла подводная лодка. Моряки ожидали самого худшего. Однако поднявшийся на палубу немецкий офицер на хорошем русском языке лишь поинтересовался названием парохода, конечной целью следования и грузом и спросил, нужна ли какая-нибудь помощь. Не получив ответа на свой последний вопрос, офицер указал направление движения в сторону берега, после чего лодка отошла от шлюпок и скрылась под водой. Лишь через двое суток моряки пристали к берегу, после чего еще три дня пришлось добираться до ближайшего жилья.  Из 45 человек экипажа спаслось 38 человек. Эти семеро, не выдержавших холода и голода Арктики, да плюс летчик, погибший в Малых Кармакулах, стали первыми жертвами войны за Арктику, развернувшейся в годы Великой Отечественной войны.

Позже стало известно, что в мае 1942 года немецкое командование приступило к разработке операции «Wonderland» - «Страна чудес», имевшей целью полностью перекрыть снабжение Красной Армией военной техникой, поступавшей в СССР от союзников по ленд-лизу. Уже в июле был разгромлен союзный караван PQ-17. Из 35 транспортов, вышедших из английских портов, до Архангельска добралось 11. Следующий, пришедший в сентябре конвой PQ-18 потерял 13 судов из 40. До января 1943 года больше транспортных судов от союзников не приходило.

Тогда же, считая, что американцы смогут доставлять в Советский Союз вооружение по Северному морскому пути, немецкое командование увеличило количество немецких подводных лодок на военно-морских базах в Норвегии до 20. Одновременно в Карском море могло находиться до 8 субмарин – такой концентрации не было ни в Балтийском, ни в Черном морях.  Дабы не повторилась такая ситуация, как с экипажем парохода «Крестьянин», 17 сентября 1942 года немецким командованием был издан приказ: «Спасение людей противоречит основополагающим правилам ведения войны, корабли и команды противника подлежат уничтожению».

17 августа 1942 года шедший из поселка Хабаров, что на берегу пролива Югорский Шар безоружный буксир «Комсомолец», имея на буксире баржу со строительными материалами и лихтер с 247 заключенными и 23 охранниками, в районе острова Матвеева был торпедирован подводной лодкой U-209. Пытавшихся спасаться людей добивали на воде автоматными очередями. Всего погибло 305 человек, в том числе 245 заключенных, все 23 человека охраны, 17 членов экипажа буксира. В живых осталось 23 человека.

А затем на «охоту» вышел «гордость» немецкого флота, тяжелый крейсер «Адмирал Шеер».

Дело в том, что в июле 1942 года в рамках секретной операции ЭОН-18 для пополнения Северного флота из Владивостока вышли эсминцы «Разумный» и «Разъяренный», возглавляемые лидером «Баку». Это было зафиксировано японской разведкой. Одновременно из Архангельска в порт Диксон и далее в сторону западного побережья США вышел конвой из двух ледоколов и 11 транспортных кораблей, груженые лесом, хромовой рудой и асбестом, что являлось частью советской оплаты за поставляемые по ленд-лизу товары. Корабли охранения сопровождали караван только до Новоземельских проливов. Каким-то образом немцам стало известно, что охраны у транспортников не будет. И тогда за дело взялся «Адмирал Шеер».

Но случилось неожиданное. Незаметно пройдя большую часть пути, к западу от архипелага Норденшельда, неподалеку от острова Белуха 25 августа «Адмирал Шеер» столкнулся с пароходом «Александр Сибиряков», который вез уголь и коров – живое мясо для полярников на метеостанциях. Несмотря на команду «сдаться», капитан «Сибирякова» старший лейтенант Анатолий Качарава решил принять бой. Через полторы минуты радиорубка была уничтожена. Однако радист все же успел передать сигнал о встрече с вражеским кораблем. Через полчаса пароход затонул. Всего на «Сибирякове» находилось 99 человек. 18 были членов команды и пассажиров были подобраны немцами и до конца войны находились в плену. Из остальных 80-ти только кочегар Павел Вавилов сумел добраться до острова Белуха, где через 35 суток был обнаружен нашими летчиками.

Ценой своей жизни моряки не позволили «Адмиралу Шееру» разгромить караван из следующих на восток транспортных судов, а также пройти незамеченным к острову Диксон, где находились советская авиабаза полярной авиации и Штаб морских операций западного района Арктики.

27 августа «Адмирал Шпеер» подошел к Диксону, намереваясь высадить десант, уничтожить порт, радиостанцию и склады, тем самым парализовав всю работу на трассах Севморпути. Однако стоящие в порту пароходы «Дежнев» и «Революционер» открыли ответный огонь, позже к ним подключилась батарея порта. Самый восточный бой с нацистскими захватчиками длился всего 7 минут, за которые оба парохода получили тяжелые повреждения – в частности, на «Дежневе» было обнаружено около 300 пробоин. 7 матросов погибли. Но и крейсер после двух прямых попаданий снялся с позиций и ушел в море, отказавшись от высадки десанта.

В 1982 году «дежневцам» в центре острова Диксон был установлен памятник с именами погибших: Павел Григорьевич Ульянов – старшина 1-й статьи, Геннадий Иванович Майский – краснофлотец, Василий Иванович Давыдов – старшина 2-й статьи, Фарулла Хайрулдин – краснофлотец, Василий Иванович Суслов – краснофлотец, Аркадий Прокофьевич Борисихин – краснофлотец.

Навигация нового, 1943 года началась с трагической гибели парусно-моторного бота «Академик Шокальский», проводившего научно-исследовательские работы в Карском море. 27 июля неподалеку от мыса Спорный Наволок Северного острова архипелага Новая Земля «Академик Шокальский», был обстрелян идущей в надводном положении подводной лодкой U-255. Перед гибелью судна экипаж сумел передать сигнал бедствия и выбраться на кромку льда. Подводная лодка подошла к льдине и продолжила расстреливать находящихся там людей. Из 27 человек экипажа в живых осталось 16.

25 августа 1943 года у восточного входа в пролив Югорский Шар на немецкой мине подорвалось спасательное судно «Шквал». Судно буквально было разорвано на две части и мгновенно затонуло. Пятерым удалось забраться на понтон, сорванным взрывом с палубы, где их подобрал моторный катер. 46 спасателей погибло.

А через год произошло одно из самых трагичных происшествий за всю историю арктической навигации. Гражданский пароход «Марина Раскова», участник конвоя PQ-17, шедший из Архангельска в Диксон с 302 пассажирами, вечером 12 августа был атакован подводной лодкой U-365. Была применена бесшумная торпеда, поэтому сопровождавшие «Марину Раскову» тральщики Т-118, Т-116 и Т-114, решив, что пароход наткнулся на мину, подошли к нему и начали принимать на борт людей. Взрыв на Т-118 также был принят за немецкую мину. И только когда та же участь постигла тральщик Т-114, оставшийся на лаву Т-116, уже принявший на борт 178 человек с «Марины Расковой», немедленно покинул место гибели.

Всего на "Марине Расковой» и двух погибших тральщиках было 618 человек. Моряки и летчики спасли 256 человек. Экипаж и пассажиры «Марины Расковой» и двух тральщиков – всего 362 пассажира, стали жертвами немецких подводных пиратов. Только на тральщике Т-114 погибли сто сорок четыре человека, в том числе сто тридцать пять женщин и детей, переправленных с «Марины Расковой».

Жертв могло быть больше, если бы не героизм экипажа гидросамолета «Каталина» Н-275 командира Матвея Козлова. Им удалось спасти 77 человек. Последние выжившие были обнаружены на кунгасе 23 августа. Барражировавший над штормовым морем 9 часов и, вопреки всем правилам и наставлениям, посадив самолет на воду, экипажу удалось взять кунгас на буксир и на руках перенести всех выживших в кабину самолета. Из-за волн и перегруза подняться в воздух было невозможно. Козлов решил рулить по воде в направлении острова Белый, а затем зайти в залив Малыгина и там ожидать корабль, на который можно было бы передать спасенных. Путь до острова Белый, практически на одном левом моторе, продолжался еще 9 часов. Спасти удалось 13 человек.

23 сентября 1944 года караван, следующий от залива Вилькицкого до Диксона, был атакован подводной лодкой U-957. Пограничный сторожевик СКР-29 «Бриллиант» затонул, экипаж из 64 человек погиб. Сигнальщик Алексей Стаханов во время взрыва был выброшен за борт. Держась за обломок палубной доски, он доплыл до пустынного берега острова Таймыр. Здесь силы оставили матроса, и до метеостанции острова он уже не смог дойти - умер от потери крови и переохлаждения. Его останки нашли лишь в 1961 году.

Прикрывать остальные суда конвоя был оставлен тральщик Т-120. Утром 24 сентября, получив радиограмму, что караван благополучно прибыл в порт Диксон, тральщик направился следом, когда прогремел взрыв акустической торпеды. Корабль потерял ход и стал крениться на борт. Последовала команда капитана спустить понтон и катер - на них было пересажено 46 человек. Оставшиеся на борту 39 членов экипажа вместе с командиром капитан-лейтенантом Дмитрием Лысовым вели работы по обеспечению живучести судна. Немцы, предположив, что тральщик становится легкой добычей, начали всплытие. Однако команда Лысова открыла огонь по подлодке. В ответ тральщик был торпедировали вторично. Все оставшиеся на судне члены экипажа и командир погибли. Однако благодаря их героизму, высаженные на понтон и катер остальные матросы смогли добраться до берега.

22 апреля 1945 года у восточного берега полуострова Рыбачий подводная лодка U-997 торпедировала теплоход «Онега». 5 человек погибло, 37 членов экипажа судна были спасены. Это были последние жертвы войны в Арктике.

В боях с нацистскими захватчиками на просторах Северного морского пути погибло 957 моряков и полярников, 27 были захвачены в плен. Общий объем воинских перевозок на Северном морском театре за годы войны составил более 1 миллион человек и более 3,6 миллиона тонн грузов. Корабли флота провели по внутренним коммуникациям 2568 судов в 1471 конвое. При этом потери составили менее половины процента общего количества судов. Североморцы провели в советские порты 40 и в обратном направлении 36 союзных конвоя. Летчиками и зенитчиками Северного флота было уничтожено около 1300 самолетов противника.

Без сомнения, это достойный вклад в нашу общую Победу.