Александр Цыганков

Накануне решающих боев за Берлин по приказу командования 79-го стрелкового корпуса была сформирована штурмовая группа во главе с майором Михаилом Бондарем для водружения над рейхстагом Знамени Победы. Среди двух десятков добровольцев были и неразлучные друзья – разведчики отделения разведки дивизиона 86-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады 5-й артдивизии I Белорусского фронта Иван Лядов и Александр Цыганков.

«Судьба разведчика свела меня с Александром Цыганковым, который стал моим фронтовым другом, - вспоминал полный кавалер ордена Славы Иван Лядов. - Однажды мы с Сашей пошли на задание и неожиданно наткнулись на свежий автомобильный след, который привел нас к сараю на опушке леса. Может, и в другой раз прошли бы мимо, но сердце, как говорится, подсказало. В сарае, зарывшись в сено, спали гитлеровцы. Мы ворвались с Цыганковым в сарай с такими криками и такой пальбой из автоматов, что перепуганные фашисты решили, что наступает по крайней мере взвод. В расположение наших войск мы привели целую колонну «языков» - 15 человек». За этот подвиг Лядов и Цыганков были удостоены ордена Славы III степени.

«...Бои шли уже в Германии, и недалеко от Одера мы с Цыганковым напоролись во время поиска «языка» на засаду, - продолжал Иван Михайлович. - Фашистов было четверо, нас двое. Взяли они нас на мушку и кричат: «Рус, капут!» - мол, сдавайтесь. Ну и пошли мы с Цыганковым «сдаваться». Встал я между двумя фрицами, Саше шепнул: «Бери тех двоих». Фашистов погубила наглость, они, видно, так уверились, что захватили нас врасплох, что на мгновение ослабили внимание. И в это мгновение я ударил в глаз фашиста, который стоял от меня слева, и застрелил второго. А с Сашей случился шок - он схватил фашиста за уши и оторваться не может. Четвертый фашист уже занес руку с ножом, когда я подоспел на помощь другу. Привели мы двух «языков», и потом ребята из взвода разведки говорили: «Вот привели бракованных - одного полуслепого, а другого карнаухого». Но «языки» оказались ценными».

Александр Михайлович Цыганков родился 15 июля 1921 года в деревне Крестьянка ныне Наро-Фоминского района Московской области. В октябре 1940 года был призван в армию Боровским райвоенкоматом. С апреля 1943 года принимал участие в боях на Центральном фронте. В августе того же года был награжден орденом Красной Звезды. В марте 1945 года награжден орденом Славы III степени. Вечером 30 апреля 1945 года в составе штурмовой группы майора Бондаря Александр Цыганков одним из первых ворвался в рейхстаг.

«Ползли по водосточным коллекторам, пробирались через проломы в стенах, а когда наши части форсировали реку, весь огонь сосредоточивая на рейхстаге, мы, прикрытые дымом и грохотом разрывов, сумели закрепить наш флаг на втором этаже одного из входов в рейхстаг, - завершал свой рассказ Иван Лядов. - Наш флаг с цифрами 3 и 86, что означало 3-й дивизион 86-й артиллерийской бригады, был среди флагов и флажков, над которыми взвилось Знамя Победы». Затем Лядов и Цыганков вместе с бойцами майора Бондаря достигли крыши рейхстага, где укрепили Красное Знамя Победы. Когда группа спустилась на чердак, появились вражеские солдаты. «Лященко, Кагыкин, Лядов и Цыганков открыли по ним автоматный огонь, - рассказывал Михаил Бондарь. - Здание оглашается трескотней автоматов, взрывами гранат. От их вспышек помещение освещается, и мы видим, как из углов комнат, дверей и лестничных клеток ползут на нас гитлеровцы. Появляются бойцы Неустроева и Давыдова и с ходу вступают в бой…. Первомайский праздник мы встречали в рейхстаге, ведя упорные бои».

Приказом командующего артиллерией I Белорусского фронта от 6 июня 1945 года младший сержант Цыганков был награжден орденом Красного Знамени. «Когда после 18 часов наша пехота пошла на штурм рейхстага Цыганков с разведчиками движется в первых ее рядах и ворвавшись за стены рейхстага 30 апреля водрузили Знамя Победы», - говорилось в приказе.

Александр Михайлович Цыганков скончался 2 августа 1972 года.

Александр Михайлович Цыганков со своей женой Прасковьей Алексеевной.