Николай Бык

«Слава героям, водрузившим Знамя Победы над рейхстагом!» - под таким заголовком 3 мая 1945 года вышел боевой листок 150-й Идрицкой стрелковой дивизии «Воин Родины». «Наши войска штурмом овладели рейхстагом, - писала газета. – Первыми в осиное гнездо немецкого фашизма ворвались бойцы подразделения, которым командует капитан Неустроев. В этой исторической битве неувядаемой славой покрыли свои имена Петр Щербина, Иван Родионов, Николай Бык…».

Уроженец Сумской области Николай Бык после оккупации его родного села был угнан в Германию. Ему тогда едва исполнилось 18 лет. Лагерь находился в 80 километрах от Берлина и поэтому, когда Коля со своим другом попытались бежать, разрезав колючую проволоку, то их вскоре поймали. Друга охранники забили палками насмерть, Николаю удалось выжить. Наши солдаты освободили его только в апреле 1945 года. Его сразу же мобилизовали, отправив помогать штурмовать рейхстаг в рядах 150-й Идрицкой дивизии.

«Ко мне стали подходить бойцы с просьбой записать их в число первых атакующих, - вспоминал комдив генерал Шатилов. - Необходимость в подобной записи была вызвана тем, что врываться в рейхстаг придется через проломы, проделанные снарядами в замурованных дверях и окнах. А чтобы проникать в них, не мешая друг другу, требовалось соблюдать очередность. Первым, кто подошел ко мне с просьбой записаться, был рядовой Бык Николай Степанович, начавший свою военную службу совсем недавно - 22 апреля. Помню, у него было очень серьезное мужественное лицо и голос низкий, глуховатый. Он крепко сжимал автомат, висевший у него на груди».

«Взбежав по ступеням, я бросился в пролом, - рассказывал Николай Бык. -  После света в полумраке не увидел никого. Как учили меня перед атакой, дал вокруг себя очередь из автомата. И только после этого увидел совсем рядом вжавшегося в угол целехонького немецкого солдата. Он сильно перепугался и не пытался сопротивляться. Я тут же спросил его (немецкий пришлось выучить за время оккупации) какие помещения расположены рядом с входом, куда ведут лестницы и коридоры, кто и где держит оборону. Он ответил. Сказал, что в соседних комнатах обороняется несколько подразделений, но главные силы находятся в подвале».

Вскоре подошли другие бойцы и завязался яростный бой.  Через какое-то время подоспели Михаил Егоров и Мелитон Кантария со знаменем для водружения на крыше рейхстага. Николай Бык вместе другими автоматчиками сопровождали знаменосцев в их броске по лестницам до купола рейхстага. «Первым полез высокий и крепкий Редько, - писал в мемуарах командир 756-го стрелкового полка, штурмовавшего рейхстаг, полковник Зинченко. -  Его подсадили, затем далее, ступая на спины, плечи, сцепленные руки товарищей, он достал до первой поперечины пожарной лестницы, подтянулся, встал ногами. У его ног с гранатами наготове бойцы Иван Прыгунов и Николай Бык. Пулеметчики прекращают огонь, и на чердак одна за другой летят гранаты. Прыгунов и Бык быстро подают Редько свои - они также мигом исчезают в черной пасти лаза. Как только разрывается последняя, Редько стремительно выпрыгивает на чердак, швыряет в один из углов еще одну гранату, в другой выпускает очередь из автомата и одним прыжком укрывается за каким-то выступом. За эти несколько секунд к нему присоединяются Прыгунов и Бык, а через несколько минут - Егоров и Кантария со знаменем».

За штурм рейхстага и водружения знамени Николай Степанович награжден не был – видимо, сказалось его пребывание в концлагере, и свою первую и единственную награду – орден Отечественной войны II степени Николай Бык получив спустя 40 лет после Победы.