Александр Григорьевич Сидорчук

Рассказ внучки Натальи Мининой

Наш дедушка Сидорчук Александр Григорьевич родился 26.08.1914г. на Украине, Хмельницкая обл. (бывшая Каменец-Подольская), село Залужье.  Еще перед войной, в 1935 году, его семья (родители, три сестры и брат) была выслана в Карелию, в Медвежьегорский район.  Сначала дедушка работал на лесозаготовках, потом, т.к. он был образованный, его взяли бухгалтером.  Затем, когда организовали колхоз, в поселке Немино-3  с 1936 года    до начала войны  работал в руководстве Колхоза счетоводом.  Перед войной женился, в марте 1941 года у него родился сын (наш папа). Бабушка со своей семьей тоже была выслана в Карелию из Кубани. Работала сначала дояркой, затем ее направили на курсы работников детских яслей. Перед войной она заведовала яслями.

Когда началась война, поселок эвакуировали.  Дедушка вместе с руководством колхоза эвакуировались последними в Архангельскую область в конце 1941 года. Новый 1942 год наступил в дороге. Родные дедушки и бабушки эвакуировались раньше и все попали в разные места. Дедушка с младшим братом 4 месяца работали на лесопункте в Архангельской области и все время пытались найти своих родных, но не могли. И только в мае, когда дедушку призвали на фронт, он по счастливой случайности встретил на станции Емца жену. Она с сыном и своими родными жили там в вагончике.  Довелось повидаться перед самой отправкой на фронт.

С июня 1942 года, после кратковременной подготовки, дедушка воевал на Северо-Западном фронте. В одном из боев в начале декабре 1942 года был ранен в ногу, попал в госпиталь. Потом об этом бое он написал стихотворение.

Мне не забыть утра такого,

Как в тот декабрь сорок второго.

Мороз трещал, и снег искрился,

А фронт гремел, и дым носился.

 

Лежим в окопах, замерзаем,

Артподготовку ожидаем.

Поверх шинели – масхалаты,

Везде распиханы гранаты.

 

Мы в перелеске, под горою,

Взять вражий дзот нам нужно с бою.

Вот загремела пушка рядом,

Летят снаряды за снарядом.

 

Готовят путь они нам к бою,

«Жар-птицы» мчат над головою.

Вот затрещали пулеметы,

И поднялись с окопов роты.

 

Решающая выдалась пора.

И понеслось: «За Родину, у-ра-а!»

Но ожил враг, в ответ враги стреляли,

И мины чаще падать стали.

 

Взлетали в небо снег с кустами,

Плясали взрывы перед нами.

 

Упал боец и не поднялся,

Был ранен ротный политрук.

Но нам до дзота бы добраться.

Бежим, стреляем на ходу.

 

Но вдруг как будто наважденье –

Передо мною загражденье.

Но ведь обратно нет возврата!

Колючка «Съела» полхалата.

 

Огонь врага нас бросил в снег,

Прервав наш атакующий забег.

Потом еще бросок дают солдаты,

Во вражий дзот летят гранаты.

 

Замолк фашистов пулемет,

Мы окружили вражий дзот.

Но вдруг взорвалась мина рядом,

Кругом летят осколки градом.

 

И ранен в ноги, я свалился,

С воронкой рядом очутился.

И в тот же миг передо мной

Упал боец с простреленной рукой.

 

«Мы ранены!» - я, вскрикнув, доложил,

Бойцу рукав разрезал, руку обнажил,

Повязку сделал тут как мог,

И вместе с ним в воронку лег.

 

Болели раны, мороз и стужа.

Под нами стыла крови лужа.

Но мы недаром жгли патроны.

Фашист был выбит с обороны.

 

Сквозь жертвы, раны, боль и кровь

Освобождали землю вновь.

Под нашим натиском враги бежали.

Мы так Победу приближали!

После госпиталя был направлен на курсы танкистов в Челябинск. По завершении курсов получил специальность радиста-пулеметчика и звание гвардии старшего сержанта. В Челябинске, получив танки Т-34, погрузились в эшелон и после долгого пути прибыли на Украину, в Мелитополь, где были переданы в 37-ую гвардейскую танковую бригаду. С ноября 1943 года и до окончания войны воевали на Третьем украинском фронте.

Дедушка хорошо разбирался в технике, поэтому был также оружейным мастером.   Из наградных документов мы знаем, что в ноябре 1944 года на подступах к Будапешту  дедушка был  удостоен  Медали "За боевые заслуги" за то,  что он  исправил  8 пулеметов и  три орудия,  устранил неисправность  затвора пушки одного из танков  под обстрелом противника, и  вернул их в строй.  В январе 1945 года, в боях  за Будапешт, дедушка удостоился Ордена Красной Звезды за то, что во время боя,  под  огнем противника, отремонтировал  2  танковых пушки и 3 пулемета и вернул их в строй.  Дедушка проявил себя храбрым, мужественным, волевым сыном нашей Родины.  Принимал участие в боях за Вену.   Закончил войну в Праге. Также награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медалью «За взятие Вены», медалью «За взятие Будапешта», Орденом «Отечественной Войны 1 степени» и юбилейными орденами и медалями.

Демобилизовался дедушка только в октябре 1945 года. Поехал в Архангельскую область искать жену и сына. И нашел их на той же станции Емца. Всю войну жена и сын прожили там. Это была большая радость!!! Но было и горе: во время войны умерли его родители от голода в Архангельской области, одна сестра умерла в эвакуации в  Коми, ее маленькие дети умерли еще по дороге туда, и в 1943 году погиб младший брат Гриша, которому было только 18 лет…  

В 1946 году дедушка с женой и сыном вернулись в Карелию, где он работал до пенсии бухгалтером, затем финансистом.  Он прожил тяжелую, долгую, честную, достойную жизнь. Был победителем соцсоревнования, не раз за добросовестную работу ему выносилась благодарность. Дедушка был очень трудолюбивый, у него были золотые руки. Он много знал, все умел! Приготовить, починить технику и обувь, перешить одежду и сделать переплет книги, подстричь машинкой, заниматься огородом. Во время войны товарищи где-то раздобыли свинью, дедушка умело освежевал ее, все очень удивились такому умению. Без него они бы не справились с этим делом.  Дедушка очень любил читать и сам писал стихи. Увлекался фотографией. Всю жизнь любил бабушку. Говорил, что везде, где они были, бабушка всегда была самая красивая. Умер в 2008 году в 93 года, пережив бабушку на полтора года. Спасибо дедушке за Победу! Мы помним и гордимся!

 По дедушкиным воспоминаниям, моя племянница Олеся Авдеева, еще учась в школе, в 9-ом классе, написала стихотворение «Дедушкина победа» к 60 - летию Победы:

Недолго нам ждать юбилея

Одной из Великих Побед.

И мы по осколочкам клеим

События огненных лет.

 

И мы узнаем понемногу

О подвигах наших солдат,

Про их фронтовую дорогу,

Про тайны высоких наград.

 

Для нас, несомненно, герои

Все те, кто на правый шел бой.

С одним я знакома, не скрою,

Прадедушка мой он родной.

 

На Северо-Западном фронте

Прадедушка мой воевал.

Какой вы из дней ни затроньте,

Вокруг треск орудий стоял.

 

Недаром же фронт тот считался

Одним из активных фронтов.

И тот, кто в живых там остался,

Уже ко всему был готов.

 

Из леса носили ребята

Под страшным прицелом чужим

Бревно, чтоб в четыре наката

Построить себе блиндажи.

 

На самом переднем им крае

Пришлось в обороне стоять.

Решала там пуля шальная,

Кому из солдат умирать.

 

А зимней студеной порою

Приказ получили они

Взять вражеский дот под горою

В ближайшие самые дни.

 

Дрожали и гнулись березы

В прадедушкин первый тот бой,

Где с криком «Ура» по морозу

Он в группе бежал штурмовой.

 

Свистели и выли снаряды,

Строчил наповал пулемет.

Пусть силы теряли солдаты:

Был взят неприятельский дот!

 

Но взрыв прогремел! – ни дороги,

Ни неба не видно вокруг.

Прадедушку ранило в ноги,

И рухнул на землю он вдруг.

 

Товарища ранило в руку.

Не встать было с мерзлой земли.

Повязки дед сделал, и с другом

В воронку они отползли…

 

Бой первый, он многого стоит,

Он мощным событием стал.

Потом, после этого боя,

Стихи дед о нем написал.

 

 … Как только закончил лечиться,

Так сразу направлен он был

На курсы танкистов учиться,

А после, конечно, не в тыл.

 

Чтоб мир был во всем нашем мире,

Трудились с утра до утра.

На танке Т-34

Врага выбивали с Днепра.

 

На Третьем Украинском тоже

Прадедушка мой воевал.

Фашисты там лезли из кожи,

Повсюду лишь огненный шквал.

 

Все планы фашистам срывая,

Лишая их многих надежд,

Не дали им выйти к Дунаю

И взяли у них Будапешт.

 

И Вену они тоже взяли.

Остались фашисты ни с чем.

«Пантеры» и «тигры» бежали

Оттуда уже насовсем.

 

А в битвах тех всякое было:

Открыл командир верхний люк

И тут его пуля сразила,

В танк мертвым свалился он вдруг.

 

На многое там посмотрели,

Забыть про такое нельзя,

Как заживо в танках горели

Его фронтовые друзья.

 

Однажды магнитную мину

Противник на дедушкин танк,

Взорвать его думая, кинул,

Но, к счастью, все вышло не так.

 

Сработал в ней воспламенитель,

А вот детонатор не смог.

Какой талисман и хранитель

В бою так чудесно помог?

 

Быть может, все это работа

Была наших пленных солдат,

Они на фашистских заводах

Старались для наших ребят.

 

А в Чехословакии деда

Ждал самый счастливый рассвет –

Великая наша Победа,

Прекраснее всяких побед.

 

Как много прадедушке Саше

Всего довелось испытать!

И горестей выхлебать чашу.

И радость победы узнать.

 

А с фронта когда возвращался,

Гадая, где близких найти,

Удачливым вновь оказался –

Жену с сыном встретил в пути.

 

Но тут же узнал и о горе –

Родителей он потерял,

Племянники умерли вскоре,

И брат в сорок третьем пропал.

 

Так в каждой семье: счастья вскрики

И горя огромного вой.

И радость Победы Великой

Смешалась с Великой Бедой.

 

…Блестят ордена и медали,

Лежит  благодарностей ряд.

За подписью: «маршал И. Сталин»

Хранит их любой из солдат.

 

Дед с танком своим неразлучен,

Вернее его друга нет.

Опять через годы свел случай

Участников многих побед.

 

Живет дед наш Саша в квартире,

Откуда вся площадь видна.

И танк свой Т-34

Он видит всегда из окна.

 

…Недолго нам ждать юбилея

Одной из Великих Побед.

И мы по осколочкам клеим

События огненных лет.

 

А с датами все будет просто,

Они по порядку стоят.

Раз деду пробьет девяносто,

Победе пробьет шестьдесят.