Хабаровский процесс: в Маньчжурии был свой Освенцим

24.08.2021 г.

Данный текст не рекомендуется

читать детям, а также лицам

с повышенной эмоциональностью.

 Строго 18+

 

Этот объект располагался в Маньчжурии, неподалеку от Харбина, в небольшой ложбине посреди ровного поля, и издали напоминал склад. И лишь немногие знали, что здесь находилась лаборатория японского «Отряда №731», занимавшегося подготовкой к бактериологической войне. Самой секретной частью лаборатории считался так называемый «ящик смерти» - специальный аппарат, предназначенная для экспериментов с отравляющими веществами. Для большей эффективности опыты проводились на людях.

Камер в «ящике смерти» было две. В большую, обитую листовым железом, закачивали газ – иприт, цианистый водород или окись углерода. Трубами она соединялась с малой, чуть больше телефонной будки камерой из пуленепробиваемого стекла, чтобы за происходящим там можно было наблюдать со всех сторон. Камера имела дверцу, к которой были подведены рельсы. Подопытных людей привязывали к небольшой вагонетке и по рельсам вкатывали в герметичную камеру. Затем по трубам запускали газ, чтобы узнать, как быстро человек умрет в зависимости от концентрации ядовитой смеси, либо просто выкачивали из камеры воздух. «Это делалось для того, чтобы узнать, как организм реагирует на разный уровень разреженности воздуха, скажем, для японских пилотов, -  рассказывал журналист Сёндзи Кондо. - Это было страшное зрелище, потому что в конечном счете подопытный раздувался и просто взрывался на мелкие кусочки».

 Но могли обойтись и без газа, а, к примеру, сделать подопытному инъекцию каких-либо опасных бактерий и наблюдать, насколько быстро подопытный умрет. Как это происходило, описал в своей книге один из сотрудников отряда №731, скрывшийся за псевдонимом «Хироси Акияма»: «Я подносил, как мне было приказано, медикаменты и инструменты. Судя по тому, как хронометражист внимательно следил за течением болезни после инъекции, я понял, что проверяется скорость действия каких-то бактерий. Несчастный корчился в страшных муках, издавая душераздирающие вопли, но, наконец, затих. Опыт продолжался два-три часа, показавшиеся мне вечностью. Вечером мне приказали вывезти его труп». По итогам эксперимента был сделан вывод, что «выносливость человека приблизительно равна выносливости голубя: в условиях, в которых погибал голубь, погибал и подопытный человек». 

В основном в «ящике смерти» проводили опыты над заключенными, которые уже подвергались другим экспериментам - в тюрьме отряда №731 или на специальном полигоне на станции Аньда. На полигоне людей привязывали к столбам, снимали с них штаны, обнажая бедра и ягодицы, а остальное тело, чтобы подопытные погибали именно от заражения бактериями, а не от осколка в сердце или голову, закрывали металлическими щитами. Затем взрывали бомбу, на шрапнель внутри которой были нанесены бактерии сибирской язвы или газовой гангрены. Потом заключенных отвязывали и отправляли обратно в тюрьму для наблюдений, будет ли заражение или нет. Обычно все испытуемые умирали. Для проверки поражения дыхательных органов рядом со связанными людьми взрывали баллон с бактериями чумы, либо распыляли их с самолета. Могли взорвать и бомбу с чумными блохами – в одной бомбе помещалось до 30 тысяч этих насекомых. «Пленные, видя, как несметное количество блох сначала впивается им в ноги, а затем распространяется по всему телу, отчаянно бились и кричали, но, поскольку их руки и ноги были привязаны к столбам, они ничего сделать не могли», - рассказал один из служащих отряда №731. 

Кроме того, часто проводились эксперименты по изысканию средств против обморожения, а также для изучения возможности создания специальных «замораживающих» бомб. Такая бомба должна путем резкого понижения температуры воздуха при взрыве в расположении позиций противника вызывать обморожения, выводя из строя живую силу. В самые холодные месяцы года подопытных людей босыми выводили на мороз или же заставляли опускать руки в бочки с холодной водой, а затем стоять на морозе долгое время, пока рука или нога при постукивании по ней палочкой не издавала «деревянный» звук. После того, как люди получали обморожение, их вели в помещение, где заставляли класть руки и ноги в едва теплую воду, а затем температуру воды постепенно повышали. Плоть человека после таких опытов начинала гнить заживо, сползая с костей, после чего конечность ампутировали и отправляли человека для «последнего опыта» в «ящик смерти».

Также заключенным в кашу могли добавить лошадиную порцию героина, накормить отравленными тифом сладкими пирожками или же внутривенно ввести кровь лошади и посмотреть, что из этого получится. По словам начальника отряда №731 генерала Исии, чтобы создать искусственную эпидемию, нужно хорошо знать физиологические особенности человека, а узнать это можно только при помощи экспериментов на живых людях. К началу советско-японской войны садистам-экспериментаторам из отряда Исии удалось повысить «заразность» бактерий чумы в 60 раз.

«Нашей целью было измерение уровня жизнестойкости произведенных нами бактерий, - признался бывший сотрудник отряда №731 Ёсио Синодзука. - Чем быстрее человек умрет, тем лучше была наша работа. Нам в секционную привозили уже такого больного, который вот-вот должен умереть. Мне первым делом приказывали обмыть тело. Я брал резиновый шланг и поливал человека водой, а потом действовал шваброй, которой обычно моют пол. Тяжелее всего было мыть шваброй лицо человека».

Широко практиковалось вскрытие живых людей, поскольку так можно было узнать, как происходят изменения в живых тканях после воздействия яда. «Однажды в 1943 году привели китайского мальчика, - поведал журналистам еще один сотрудник 731-го отряда. - Мальчик сидел на корточках в углу секционной, как загнанный зверек, а вокруг операционного стола стояли в белых халатах более десяти сотрудников. Один из них приказал мальчику лечь на операционный стол. Мальчик разделся и лег на стол. Тотчас же на лицо ему наложили маску с хлороформом. Сотрудник взял скальпель. Из тела мальчика врачи один за другим вынимали внутренние органы: желудок, печень, почки, поджелудочную железу, кишечник. Один из вольнонаемных, искусно владеющий инструментом, быстро опустошил нижнюю половину тела мальчика. Вынутые органы в формалиновом растворе еще продолжали сокращаться. «Смотрите! Да они еще живые!» - сказал кто-то. После того как были вынуты внутренние органы, нетронутой осталась только голова мальчика. Один из сотрудников скальпелем сделал разрез от уха к носу. Когда кожа с головы была снята, в ход пошла пила. В черепе было сделано отверстие, обнажился мозг. Сотрудник отряда взял его и быстрым движением опустил в сосуд с формалином. На операционном столе осталось нечто, напоминавшее тело мальчика, опустошенный корпус и конечности. Вскрытие закончилось».

Территорию отряда №731, где производились опыты над людьми до сих пор называют «Восточным Освенцимом». На Хабаровском процессе над японскими военными преступниками обвиняемые подтвердили, что только с 1940 по 1945 год в отряде №731 было подвергнуто бесчеловечным опытам и убито более трех тысяч человек. Какое количество людей погибло там до 1940 года – неизвестно.

так выглядел "Восточный Освенцим"