ВОЕННОЕ КИНО. ЗАБЫТАЯ ПОЛКА. "Двое в степи" (1962)

13.05.2020 г.

В рубрике «Военное кино» мы постараемся ещё раз напомнить о малоизвестных фильмах советского и российского производства, посвящённых подвигу народа в Великой Отечественной войне. Фильмах, ставших нашей историей. 

 

Незаслуженно забытый, один из самых необычных фильмов Великой Отечественной войне снял начинающий тогда театральный режиссер Анатолий Эфрос, умудрившись ракурсами, планами и неповторимой актерской игрой превзойти казалось бы идеальные «Летят журавли». Только если фильму Михаила Калатозова рукоплескал весь мир, то картина «Двое в степи» по повести фронтового разведчика Эммануила Казакевича осталась совершенно неизвестной, и ныне если вспоминается отдельными киноблогерами, то лишь для того, чтобы еще раз поиздеваться над этим антиподом «Сталинграду», «Тридцатьчетверке» и прочим «Ржевам».

Меж тем Эфрос снимал не просто очередное кино о войне, а эпос о наказании и искуплении, главным героем которого стал начальник бесполезной в 1942 году службы химзащиты дивизии лейтенант Огарков, которого подрядили доставить комдиву приказ, а он заблудился в донских степях, дивизию не нашел, пакет не доставил, поддавшись паническим слухам о немецком прорыве и разгроме дивизии, за что и был приговорен скорым на руку трибуналом к высшей мере наказания. Но тут случился очередной, теперь уже настоящий немецкий прорыв, и лейтенант Огарков вместе с приставленным к нему конвоиром, невозмутимым как Будда рядовым Джурабаевым, пустился в бесконечное путешествие по донским дорогам, на которых как в песне - «пыль да туман, да степной бурьян», поскольку приказа о приведении приговора в исполнение так и не последовало ввиду общего хаоса тех летних предсталинградских дней. Пройдя через все муки совести и вражеские разъезды, потеряв в бою своего Будду и остатки страха, успевший влюбиться, раздобыть оружие и на вверенном ему участке остановить вражеское наступление, лейтенант Огарков явился в успешно эвакуировавшийся в тыл штаб армии, чтобы честно умереть, как и было назначено трибуналом. Поскольку он всю отмеренную ему жизнь прожил за эти несколько дней, все видел и все испытал, перегорев внутри и превратившись в чистую сталь, и более жить, собственно, уже было незачем. Разве чтоб врага бить.

И здесь, словно в романах популярного некогда Виктора Пелевина, ему открылась его внутренняя «Дорога на Берлин» - как назывался снятый в 2015 году по той же повести Казакевича фильм мастера сериального жанра Сергея Попова, и свернуть с этой дороги он уже не мог до самого оставшегося за кадром Берлина.

А прототип лейтенанта Огаркова Аркадий Зельманов, также приговоренный в свое время к расстрелу, с достоинством прошел всю войну, был награжден 17-ю орденами и медалями, и в мирное время стал руководителем объединения «Новосибирск Телефильм», заслуженным работником культуры и человеком, о котором до сих пор с теплотой вспоминают его сослуживцы – как он опекал коллег и прикрывал их от гнева чиновников, выпуская смелые для того времени фильмы. И никто не знал, чего это ему стоило и как он стал тем, кем стал - человеком из стали.

Всего за годы войны военными трибуналами к высшей мере наказания было приговорено 217 тысяч солдат и офицеров Красной Армии. Может, если им дали бы шанс искупить свой проступок, у нас и страна стала бы другая?