80-летию Сталинградской битвы

Пащенко Иван Мефодьевич

Дата рождения: 1910
Место рождения: с.Остаповка Камышнянский р-н Полтавской обл.
Дата смерти: 19 августа 1943
Место смерти: Ростовская обл. Куйбышевский район с. Мариенгейм

Мой дед Пащенко Иван Мефодьевич был призван Глобинским РВК Полтавской обл. 1 декабря 1939 года. Участвовал в Финской войне и с первых дней Великой Отечественной попал на фронт. Служил младшим сержантом в 72 гвард.стрелковом полку 24 гвард.стр. дивизии. Был командиром отделения.

Небольшой отрывок из боевого пути дивизии :

За мужество и героизм личного состава дивизия преобразована приказом Народного комиссара обороны СССР № 78 от 17 марта 1942 года из 111-й стрелковой дивизии. На момент преобразования фактически уже находилась за линией фронта: 19 марта 1942 года кольцо окружения вокруг 2-й ударной армии было в первый раз закрыто. В этот день погиб нач. штаба дивизии подп. Арутюнян. Дивизия сразу же вступила в бой за коммуникации у Мясного Бора, нанося удар с запада, изнутри кольца вместе с 4-й гвардейской стрелковой дивизией и 7-й гвардейской танковой бригадой. Советским войскам удалось пробить коридор, который в тот же день был закрыт. Вела бои за коммуникации до начала апреля 1942 года, в результате чего был образован узкий коридор. 16 мая 1942 года одной из первых начала выход из полуокружения вдоль узкоколейной жд. Остатки дивизии сосредоточились в районе Вальково, неподалёку от Синявино (Ленинградская область). Была доукомплектована в основном за счёт курсантов пехотных училищ. Численность личного состава достигала десяти тысяч человек. В начале июля 1942 года дивизия дислоцируется в Вальково Волховского района. Ее части хорошо укомплектовались в основном за счет курсантов пехотных училищ. В состав дивизии входили: 70-й (подполковник Титов), 71-й (подполковник Моторичев), 72-й (полковник Кухарев) гвардейские стрелковые и 50-й (подполковник Тонких) гвардейский артиллерийский полки. 24-я гвардейская стрелковая дивизия, тщательно готовясь к предстоящему наступлению, находилась в центре боевого построения 8-й армии. Ей предстояло нанести удар через Черную речку и обширный лесной массив прямо на запад, между Синявино и Мгой, с задачей соединиться с войсками Ленинградского фронта. Левым соседом была 265-я стрелковая дивизия. Это соединение также должно было форсировать Черную речку и прорвать затем сильно укрепленную оборону противника в районе Тортолово, в последующем — наступать на Мгу с задачей блокировать ее с востока и северо-востока. Левее 265-й готовились наступать 11-я, 286-я и 327-я стрелковые дивизии. В ночь на 26 августа 1942 года дивизия приступила к смене подразделений, оборонявшихся по Черной речке на рубеже исходного положения для наступления. Соединение было построено в три эшелона, полк за полком: впереди — гвардейцы 70-го под командованием Титова, за ними — 71-го — Моторичева и, наконец, 72-го — Кухарева. 27 августа 1942 года части дивизии перешли в наступление. Ломая упорное сопротивление врага, ее части прошли почти 8 км трудного пути сквозь оборону противника в лесу. 29 августа полки Титова и Моторичева пошли вперед и с боем перехватили железную дорогу Мга — Шлиссельбург. До Московской Дубровки оставалось всего 5–6 км. На юге воины 71-го полка подошли к восточному берегу озера Синявинское. Однако дальнейшие попытки полков дивизии развить успех были отбиты. Четвертый и последующие дни наступления не принесли желаемого результата. 70-й и 71-й гвардейские полки продолжали рваться на запад, но враг упорно сопротивлялся и контратаковал на этот раз более крупными, чем ранее, силами пехоты с танками. Продвижение дивизии исчислялось десятками метров и стоило жертв. 72-й полк оставался на фланге, тем более что соседняя 265-я стрелковая дивизия была вынуждена перейти к обороне. 30 августа гитлеровское командование нащупало стык 24-й гвардейской и 265-й дивизий. Оно бросило сюда крупные силы, но тоже потерпело неудачу. Военный совет армии рассмотрел положение на стыке 24-й гвардейской и 265-й стрелковой дивизий. Факт успешного отражения контратак противника был расценен как признак, свидетельствующий, что гитлеровское командование не в состоянии добиться здесь серьезного результата. В итоге такой оценки комдив 24-й гвардейской получил 2 сентября 1942 года приказ перегруппировать силы дивизии и нанести удар в южном направлении из района высоты с отметкой 40,8 на тылы тортоловской группировки немцев. Полковник Кошевой принял решение в первом эшелоне иметь 71-й и 72-й стрелковые полки, а 70-й полк вывести во второй эшелон и поставить за 72-м полком. Таким образом, главный удар дивизия наносила левым флангом. Слева, тоже на юг, должна была наступать 32-я отдельная стрелковая бригада 4-го гвардейского стрелкового корпуса. Перегруппировку части дивизии закончили на следующий день. 4 сентября 265-я стрелковая дивизия, теперь - правый сосед, нанесла удар на запад. Атаковала Синявино 19-я гвардейская дивизия. Командование фронтом ввело в дело другие силы 4-го гвардейского корпуса, а вслед за ним и 2-ю ударную армию. Наступление двух полков дивизии и армейского резерва — 32-й отдельной стрелковой бригады, поддержанной танками, не привело к продвижению на юг. Да его и трудно было ожидать, поскольку враг в районе 1-го Эстонского поселка закопался в землю и подтянул много артиллерии, в том числе тяжелой. Господство фашистской авиации в воздухе было абсолютным. День 5 сентября выдался для гвардейцев на редкость трудным. С утра полки дивизии снова атаковали противника, но были остановлены. 6 сентября 1942 года 24-я гвардейская стрелковая дивизия получила приказ командарма о переходе к обороне и держала ее до конца сентября. Оборона была необходима для прикрытия с юга основных сил наших войск, которые в этот момент пытались развить успех между Синявино и Мгой с целью соединиться с Ленинградским фронтом. Боевой порядок дивизии был построен в один эшелон. На наиболее вероятном направлении наступления противника, на левом фланге дивизии, были поставлены 72-й и 70-й гвардейские стрелковые полки. Оборонялись они на узком участке местности. За ними расположился дивизионный резерв — учебный батальон. Весь остальной фронт, до железной дороги включительно, оборонял 71-й полк. Левее, занимая 1-й Эстонский поселок, два дня назад отвоеванный у врага, и Тортолово, оборонялась 265-я стрелковая дивизия. 10 сентября утром противник перешел в общее наступление. Пехоту и танки поддерживала многочисленная артиллерия и авиация . Враг ринулся одновременно на позиции 24-й гвардейской и 265-й дивизий. Наткнувшись на организованный отпор 70-го и 72-го полков, пехота противника остановилась, прорвать позиции дивизии не сумела, хотя пыталась это сделать неоднократно. Положение 24-й гвардейской дивизии становилось тяжелым. Еще сложнее было у левого соседа. Враг атаковал 1-й Эстонский поселок. Стык дивизии был хорошо укреплен, и удары противника гвардейцы отбили. Враг не продвинулся ни на шаг. Не достиг успеха он и в следующий день. Последующая неделя протекала в ожесточенном сражении под Синявино. Гитлеровское командование бросило в наступление крупные силы. Разведчики захватили пленных, и те показали, что противник ввел в бой против дивизии полностью 24-ю пехотную и 12-ю танковую дивизии из 11-й армии Манштейна. Надо было ожидать нового удара на левом фланге дивизии главных сил 30-го армейского корпуса. Обстановка во второй половине дня 21-го сентября продолжала ухудшаться. 23 сентября 1942 года артиллерийский обстрел и авиационная бомбардировка позиций дивизий продолжались целых семь часов (!): с шести часов утра до часа дня. Потом начались атаки, особенно настойчивые и мощные. Противник врезался глубоким клипом в стык 24-й и 265-й дивизий, стараясь проникнуть за Черную речку. Гвардейцы предвидели и это: там его встретили фланговые подразделения 70-го полка и учебный батальон дивизии на заранее подготовленных и выгодно расположенных позициях. Сосед помог огнем. В результате ожесточенного боя противника отбросили на исходное положение. Примерно через два часа после того, как фронт был восстановлен, враг, подтянув свежие части, повторил удар. Опять ему удалось вклиниться в глубину обороны дивизии, но гвардейцы отбили и этот натиск, так что к исходу дня части дивизии оставались в основном на прежних рубежах. Однако врагу все таки удалось проникнуть за Черную речку и приблизиться к Гайтолово с севера. Это значило, что движение по единственной дороге вдоль высоковольтной линии, по которой шло снабжение дивизии, теперь стало невозможно. День 27 сентября, как и все предшествующие, начался с жестоких ударов немецкой авиации и артиллерии, а затем атаки пехоты и танков. По-прежнему 72-й и 70-й полки стояли непоколебимо, дрались с подлинным героизмом. На исходе дня, когда враг потерпел еще одну неудачу прорваться на левом фланге, в дивизию поступил приказ от генерала армии К. А. Мерецкова об отходе соединения на позиции, которые части дивизии занимали на восточном берегу Черной речки перед наступлением. На весь маневр отхода отпускалось двое суток: 28 и 29 сентября. Выходили из синявинского выступа и все другие войска. Миновав Черную речку полки дивизии, сильно поредевшие при прорыве, прибыли в деревню Новая, назначенную для сосредоточения дивизии. В течении двух недель дивизия находилась в резерве Волховского фронта и располагалась к юго-востоку от Гайтолово. 15.10.1942 года 24-я гвардейская стрелковая дивизия покидает Волховский фронт и направляется в распоряжение Ставки Верховного Главнокомандования. Погрузившись в эшелоны, дивизия прибывает на станцию Платоновка под Тамбовом. Здесь полки дивизии вошли в состав 2-й гвардейской армии. В дивизию пришло пополнение, главным образом курсанты военных училищ и тихоокеанские моряки. Командующий 2-й гвардейской армией генерал-майор Я. Г. Крейзер поставил перед дивизией конкретные задачи по боевой подготовке. Весь ноябрь проводились занятия. Учились в основном наступательному бою. Одновременно сколачивали подразделения. Вскоре командарм сообщил, что в армии создается корпусная система организации. Дивизия вошла в состав 1-го гвардейского стрелкового корпуса, командиром которого назначили генерал-майора Ивана Ильича Миссана. Днем 4 декабря пришло распоряжение о погрузке в железнодорожные эшелоны, а с наступлением ночи первые подразделения дивизии уже садились в вагоны. Эшелоны пошли на юго-восток с курьерской скоростью. Выгружались на станциях Иловля и Лог . Затем – многокилометровый марш. 14 декабря дивизия прибывает в Калач (район Сталинграда). Здесь комкор приказал идти форсированным маршем на реку Мышкова и занять подготовленную оборону от Нижне-Кумского на юг. Справа занимала оборону 300-я стрелковая дивизия, которой командовал полковник Иван Михайлович Афонин. Слева — 98-я стрелковая дивизия полковника Ивана Федотовича Серегина. 14 декабря в 22 часа 30 минут представитель Ставки генерал-полковник А. М. Василевский получил официальную директиву, которая предписывала 2-ю гвардейскую армию форсированным маршем двинуть на юг и расположить в тылу частей, действующих против котельниковской группы противника. Общая идея отражения войск Манштейна была сформулирована так: «главная задача наших южных войск — разбить котельниковскую группу противника, силами Труфанова и Яковлева, в течение ближайших дней занять Котельниково и закрепиться там прочно». Дивизии приходилось выдвигаться на фронт в одной походной колонне. Ближе всех к дороге находился 70-й полк подполковника П. П. Ткаченко, затем — 72-й полковника Г. Е. Кухарева. Далее всех был 71-й полк, которым теперь командовал подполковник П. М. Савельев. Артиллерийский полк подполковника Ф. П. Тонких был распределен по частям. Четыре дня форсированного марша на юг. 19 декабря — последний переход к реке Мышкова, по берегу которой дивизия и занимает рубеж обороны. В ночь на 20 декабря подразделения дивизии совершают внезапный налет на хутор Нижне-Кумский. В результате удара 3-го батальона 70-го полка враг был выбит из восточной части хутора, но сумел закрепиться в его западной и южной частях. Постепенно в Нижне-Кумский втянулись все силы 70-го и один батальон 72-го полка, вплотную к хутору был придвинут и 71-й полк . Противник активности не проявлял. Ранним утром 21 декабря на участок 70-го полка в Нижне-Кумском завязался тяжелый бой с контратакующим противником. На советские позиции устремилось до сорока танков и много пехоты. Отбив атаку, дивизия сама переходит в наступление и к исходу дня 21 декабря большая часть Нижне-Кумского находится уже в руках дивизии. Ее части прочно закрепились на выгодном рубеже на левом фланге ударной группировки Манштейна. Отсюда гвардейцы были в состоянии осуществить удары, осложняющие положение главных сил деблокирующей группировки противника. Последующие дни части дивизии, используя замешательство врага, ведут бои с целью полностью овладеть хутором. Захват Верхне-Кумского создал благоприятные условия для ввода в сражение главных сил 7-го танкового корпуса. Помощь боевых товарищей — танкистов гвардейцы почувствовали немедленно, на подступах к хутору Новоаксайскому, где враг встретил их огнем хорошо организованной обороны. Тогда-то и поддержали дивизию части танкового корпуса . Они обнаружили в боевых порядках противника не занятые войсками промежутки и через них прорвались на южный берег реки Аксай. Совместным ударом с фронта и флангов стрелки и танкисты опрокинули врага, а во второй половине дня 25 декабря освободили Новоаксайский. В тот же день в руках гвардейцев оказался и хутор Генераловский. В боях за Генераловский и Новоаксайский части дивизии разгромили 2-ю румынскую пехотную дивизию и ряд подразделений 17-й танковой дивизии немцев. Теперь путь дивизии лежал прямо на Котельниково — крупный населенный пункт и железнодорожную станцию, откуда две недели назад группировка Манштейна начала наступление, стремясь деблокировать окруженные под Сталинградом войска. В поселке располагалась база снабжения противника, а рядом находился большой аэродром, откуда немецкие транспортные самолеты доставляли продовольствие в район окружения. Комдив 24-й понимал, что в Котельниково их ждут ожесточенные бои, и не ошиблись: сопротивление врага было упорным и решительным. Особенно жестоко сражался он на реке Аксай-Курмоярский, опоясывающей Котельниково с севера. 28 декабря части подходят к аэродрому. 29 декабря полки дивизии ворвались в Котельниково. Закипел яростный бой. Однако устоять враг не мог. В Котельниково гвардейцы захватили многочисленные склады противника с продовольствием, медикаментами и боеприпасами для окруженной под Сталинградом 6-й армии. С освобождением Котельниково все попытки гитлеровского командования вызволить окруженную группировку врага ударом с юга провалились. Миновала угроза и со стороны Тормосина, где противник был вынужден израсходовать свои силы, разбрасывая их на другие направления. После освобождения Котельниково 24-я гвардейская стрелковая дивизия с боями преследовала врага. Каждый день гвардейцы выбивали гитлеровцев из больших и малых поселков, деревень, станиц и хуторов. Вскоре Сталинградский фронт переименовали в Южный. 2-я гвардейская армия, в которой сражалась 24-я гв.сд, вошла в его состав. Наступали на ростовском направлении. Боевой путь гвардейцев был отмечен освобождением станиц Николаевская, Константиновская, Богодуховская, Богоявленская. Новый, 1943-й год встретили, сражаясь, с горячей верой в победу. День проходил за днем, а гвардейцы наступали, освобождая от врага один населенный пункт за другим. 8 января армия освободила район Зимовников. Бои были чрезвычайно упорными и кровопролитными. 8 января 1943 года полки дивизии освободили станицу Константиновскую. 26 января 1943 года объявили приказ Верховного Главнокомандующего по войскам Юго-Западного, Южного, Донского, Северо-Кавказского, Воронежского, Калининского, Волховского и Ленинградского фронтов. Приказ подвел итог двухмесячных наступательных боев. Результаты захватывали дух. Верховный Главнокомандующий объявил благодарность командованию и доблестным войскам, разгромившим гитлеровские армии и освободившим от немецких оккупантов многие города. 2 февраля 1943 года под Сталинградом все было закончено: противник капитулировал. В эту решающую победу был сделан и вклад гвардейев 24-й. Снова и снова потянулись будни ратного труда. Дивизия шла из боя в бой. Освободили Семикаракорскую, Новочеркасск и, наконец, Матвеев Курган на реке Миус. За плечами остались 300 километров пути от исходного рубежа дивизии под Сталинградом. На реке Миус войска фронта столкнулись с прочной позиционной обороной гитлеровских войск. Здесь гвардейцы сражались всю первую половину и следующие три месяца 1943 года. Им не пришлось ломать хребет главным силам гитлеровского вермахта в июле 1943-го, как это делали советские войска под Курском. Изо дня в день полки долбили прочную оборону, расшатывали ее и крепко сдерживали здесь крупные силы противника, не позволяя немецко-фашисткому командованию высвободить резервы для использования на решающем, западном направлении. 2 августа 1943 года дивизия получила пополнение, в том числе из пехотных училищ. Курсанты отлично знали оружие и тактику, что облегчало процесс обучения и сколачивания подразделений. 18 августа 1943 года войска Южного фронта, в том числе 2-я гвардейская армия, в состав которой входила дивизия, начали операцию, цель которой была освободить Донбасс. При прорыве «Миус-фронта» гвардейцы дивизии проявили массовый героизм и совершали беспримерные подвиги. Бойцы, сержанты и офицеры полка с честью выполняли заповедь советской гвардии — сокрушали врага и в наступлении, и в обороне..........

Мой дед погиб 19 августа 1943 года в Куйбышевском районе в Битве за Миус-фронт.

Вечная память и слава !

Фото
Документы